Анастасия Рахманова. Найдена бетховенская Элиза

Элизабет Рёккель (Elisabeth Röckel)

Элизабет Рёккель (Elisabeth Röckel) или Мария Ева Гуммель (Maria Eva Hummel) в 1814 году, портрет кисти Joseph Willibrord Mähler (Düsseldorf, Goethe-Museum)

Людвиг ван Бетховен, Багатель ля-минор, более известная под популярным названием "К Элизе" - наверное, самая незатейливая, но и самая знаменитая мелодия, написанная этим титаном музыки. Кто она, та самая Элиза, которой композитор посвятил прозрачную, чуть меланхоличную, но по-своему светлую мелодию?

В течение многих лет общепринятой считалась версия, что пресловутая Элиза - ошибка, допущенная первым исследователем творчества Бетховена Людвигом Нолем (Ludwig Nohl). Он, мол, неправильно прочитал имя дамы (у Бетховена был отвратительный почерк), и на самом деле ля-минорная Багатель посвящена не таинственной Элизе, а совершенно конкретной Терезе - пианистке Терезе Мальфатти, в которую композитор как раз тогда был влюблен.

"Элиза была!"

Это доказал берлинский музыковед Клаус Копиц (Klaus Kopitz). Элизу, которой была посвящена незабвенная мелодия, звали Элизабет Рёккель (Elisabeth Röckel), - убежден Копиц. Это открытие он сделал скорее случайно:

"Я уже много лет работаю над многотомным исследованием "Бетховен в воспоминаниях современников", - рассказывает музыковед. - Это издание энциклопедического типа, включающее в себя все существующие упоминания Бетховена в письмах, дневниках, газетных статьях, стихотворениях, мемуарах людей, которые были с ним знакомы. Особое значение придается здесь воспоминаниям многочисленных дам, окружавших композитора. Снова и снова мне приходилось в эти годы наталкиваться на имя Элизабет Рёккель. Она была на протяжении ряда лет очень близка композитору".

Фривольности и влюбленности

Элизабет, которую друзья звали просто Элизой, приехала в Вену 12-летней девочкой в 1805 году. Уже в 1806-м она познакомилась с Бетховеном: старший брат Элизы, певец Йозеф Рёккель, был первым исполнителем партии Флорестана в премьерной постановке единственной оперы Бетховена "Фиделио" и близким другом композитора. Не исключено, что Элизабет, которой также была уготована музыкальная карьера, на каком-то этапе брала уроки фортепьяно у Бетховена. Во всяком случае, композитор был свидетелем взросления очаровательной - судя по сохранившимся портретам - барышни и явно не остался к ней равнодушен.

"Об этом Элиза любезным образом оставила нам свидетельство "из первых рук", - рассказывает Клаус Копиц. - Вспоминая о вечере, проведенном вместе с Бетховеном у знаменитого гитариста Мауро Джулиани, она рассказывала следующее: "С фривольностью, свойственной его рейнской натуре, он (Бетховен) весь вечер не переставал надо мной подшучивать и подтрунивать. В конце концов, я не знала, как от него спастись, так как он, из чистого ко мне расположения, всё время щипал меня за руки".

Элиза - Элиза - "очаровательное дитя". Кстати, на этом вечере Элиза присутствовала в компании своего ухажера, уже "почти жениха" и будущего супруга композитора Йохана Непомука Хуммеля (друга, но и соперника Бетховена). Элизе было тогда семнадцать, Бетховену – 39 лет. Вскоре после достопамятного вечера Элизабет Рёккель отправлялась в Бамберг, где ее ждал первый оперный ангажемент (и где она, кстати, привела в восторг еще одного композитора и поэта – Эрнста Теодора Амадея Гофмана).

Таким образом, совпадает и дата написания Багатели - 27 апреля 1810 года, и повод посвящения "Элизе на память". Элиза была дружна с Бетховеном до конца его дней, она посетила композитора в предсмертные часы и срезала с его головы на память локон.

Оплошность музыковедения

То, что Элизабет Рёккель не была "распознана" в качестве адресатки музыкального шедевра раньше, Клаус Копитц считает оплошностью музыковедов. Версию с неправильным прочтением он исключает: хотя у Бетховена действительно был скверный почерк, но имена дам он писал подчеркнуто каллиграфически. Скверный почерк Бетховена - беда для современников и исследователей. Между прочим, Людвиг Ноль, опубликовавший "лист альбома" в 1865 году, тоже поначалу прочитал посвящение "Элизе". Другое дело, что он не знал, о какой Элизе шла речь. Затем рукопись была утрачена, а более поздние исследования приписали посвящение Терезе, поскольку обнаружилась Багатель именно в архиве Терезе Мальфати.

Но как партитура оказалась у Терезы? На этот счет у музыковеда Клауса Копица имеются две версии. Одна банальная: Тереза и Элиза были хорошо знакомы и могли просто обменяться нотами. Вторая версия – более изысканная:

"Предположим, Тереза приходит в гости к Бетховену и обнаруживает у него на пюпитре партитуру с посвящением "Элизе", - фантазирует Клаус Копиц. - Причем не просто "фройляйн Рёккель", а именно "Элизе". Тереза спрашивает его: "Что это еще за Элиза? Ты же только что просил моей руки?" И Бетховен дарит ей партитуру. Согласитесь: неловко посвящать музыку Элизе, если хочешь жениться на Терезе!"

Автор: Анастасия Рахманова
Редактор: Ефим Шуман
источник: http://www.dw-world.de/dw/article/0,,4435794,00.html