Симфония №5 c-moll, Op.67

Симфония № 5 до минор, op. 67 Бетховена — одна из наиболее часто исполняемых симфоний и одно из самых знаменитых и популярных произведений классической музыки вообще. Симфония также известна под названием Schicksalssymphonie (от нем. Schicksals - судьба). Впервые исполненная в 1808 в Вене, симфония очень быстро приобрела репутацию выдающегося произведения, так, Э. Т. А. Гофман назвал симфонию «одним из самых значительных произведений эпохи».

 

Открывающий симфонию мотив (основной мотив главной партии первой части, известный также как «тема судьбы») приобрел символический статус, и в этом качестве широко используется не только в академической, но и в массовой культуре — от диско и рок-музыки до кино, телевидения и рекламы. Во время Второй мировой войны с него начинала свои трансляции ВВС - ритмический рисунок этого фрагмента соответствует букве V в азбуке Морзе (точка-точка-точка-тире), а V – это символ Победы (Victory):

Бетховен тема судьбы

Пятая симфония Бетховена в поп-музыке

"...Если верить Шиндлеру, сам Бетховен говорил о начальных тактах [Пятой] симфонии: "Так судьба стучится в дверь!" С другой стороны, Карл Черни вспоминал, что "тему симфонии с-moll ему навеял крик лесной птицы"; совершенно независимо от Черни "крик известной птицы" узнавал в этом мотиве и бременский капельмейстер В.К. Мюллер." (Кириллина Л.В.: Бетховен. Жизнь и творчество.)

Можно предположить, что под "известной птицей" подразумевалась овсянка обыкновенная, распространенная в европейских средних широтах и обитавшая, в частности, в венском парке Пратер, где обычно гулял Бетховен:

 

Однако, многие современные исследователи относятся скептически к обеим версиям. Слова Антона Шиндлера, снискавшего всеобщую ненависть музыковедов подделкой записей в "разговорных тетрадях" Бетховена и питавшего склонность к романтизации образа композитора, ни у кого не вызывают доверия. Кроме того, сам Бетховен известен тем, что мог сказать первое, что придет в голову — просто чтобы избавиться от докучных вопросов.

Густав Малер, знаток и выдающийся интерпретатор творчества Бетховена, заметил о первой части симфонии: «Слова, которые Бетховен будто бы сказал об этой части: "Так судьба стучится в дверь", далеко не исчерпывают для меня все ее огромное содержание. Скорее, он мог бы сказать о ней: "Это я"».1

Б. В. Левик в книге «Музыка Французской революции XVIII в. Бетховен» приводит следующее наблюдение: "Так, весьма показательны симфонии Мегюля, написанные им между 1808 и 1810 годами... В финале [симфонии g-moll] ... обращает на себя внимание, например, хорошо знакомый «мотив судьбы»:

Мегюль тема судьбы

Эта музыка родилась у Мегюля независимо от Бетховена. Известно, что когда симфония Мегюля была впервые исполнена в Парижской консерватории в марте 1809 года, он не знал Пятой симфонии Бетховена, еще не появившейся тогда в печати. А на венской ее премьере Мегюль не присутствовал. Скорее всего, оба композитора питались одними и теми же интонациями, рожденными героической эпохой Французской революции.

В марте 2015 года вышла книга The First Four Notes: Beethoven's Fifth and the Human Imagination, Matthew Guerrieri, посвященная в значительной степени именно этому знаменитому мотиву.

Среди дирижеров нет единого мнения, каким образом должны звучать эти первые четыре такта. Одни берут строгое allegro, другие выбирают более медленный темп, делая каждую ноту более весомой и значительной, третьи играют molto ritardando, обращая большее внимание на ферматы.

И напоследок, версия от Монти Пайтон :)

 

1. Allegro con brio
2. Andante con moto
3. Scherzo: Allegro
4. Allegro

Berliner Philharmoniker, Herbert von Karajan

 

Orchestre National de France, дирижер Kurt Masur
Beethoven Festival, Bonn, 2008

 

Пятая симфония создавалась в течение нескольких лет. Первые её наброски датируются 1804 годом, когда Бетховен закончил свою Третью симфонию. Однако он неоднократно прерывал свою работу над Пятой для подготовки других крупных сочинений - параллельно были написаны: первый вариант оперы «Фиделио», фортепианная соната № 23 (Аппассионата), три струнных квартета, скрипичный и фортепианный концерты, Четвёртая симфония. Пятая симфония была закончена в 1808 году, одновременно с Шестой, и они были представлены публике одновременно.

Для Бетховена это период полной профессиональной зрелости, однако, в это время жизнь его все больше осложнялась прогрессирующей глухотой. С внешней стороны - это время наполеоновских войн, политической нестабильности во всей Европе, очевидного проявления слабости Австрийской империи и периодических оккупаций Вены французскими войсками.

Первое публичное исполнение Пятой симфонии состоялось 22 декабря 1808 года в венском «Театр ан дер Вин» (Theater an der Wien) на масштабном концерте-бенефисе, состоявшем из премьер произведений Бетховена под управлением автора (традиционные для Вены «музыкальные Академии»). В программе значились две симфонии, в первом отделении исполнялась Шестая, под названием «Pastoral-Symphonie (No. 5)», во втором - Пятая, как «Grosse Symphonie in c moll (No. 6)», т.е. их нумерация не соответствовала принятой позже.

Программа концерта:

  • Симфония № 6 («Пасторальная»)
  • ария «О, изменник» («Ah, perfido»), Op. 65
  • Gloria из Мессы до мажор, Op. 86
  • Фортепианный концерт № 4 (в исполнении автора)
  • (антракт)
  • Симфония № 5
  • Sanctus и Benedictus из Мессы до мажор, Op. 86
  • импровизация на фортепиано в исполнении Бетховена
  • «Хоральная фантазия», Op. 80

Подробнее о «музыкальной Академии» (musikalische Akademie) 22 декабря 1808 года

 

Премьера оказалась скорее неудачной, что было обусловлено несколькими обстоятельствами. Оркестр играл недостаточно хорошо, поскольку была проведена только одна репетиция, так что из-за очередной ошибки разгневанный Бетховен даже прервал исполнение "Хоральной фантазии" и начал сначала. Вот как описывает этот эпизод М. Друскин в книге "Фортепианные концерты Бетховена":
«При исполнении Фантазии произошел досадный эпизод, на долгие годы рассоривший Бетховена с венскими оркестрантами. Они набирались из различных оркестровых коллективов и не смогли полностью овладеть столь сложной программой. Бетховен был уже сильно раздражен к концу вечера — а Фантазия стояла последним номером — и пришел в ярость, когда по вине то ли кларнетиста, то ли самого автора, одновременно и пианиста и дирижера, оркестранты стали играть так нестройно, что ему пришлось потребовать исполнения всей Фантазии сначала. «...Когда они споткнулись на самом что ни на есть ровном месте, — вспоминал Бетховен, — я внезапно прекратил играть и громко закричал: «еще раз!»». Кроме того, в зале было необычайно холодно, что не добавляло энтузиазма публике, утомленной непривычно длинной программой концерта, который длился более четырёх часов — с 18:30 до 22:30.

Однако, исполненная полтора года спустя, симфония вызвала восторженную рецензию Э. Т. А. Гофмана в Allgemeine Musikalische Zeitung (июль 1810 года).

В своем эссе "Инструментальная музыка Бетховена"2, опубликованном в 1813 году, Гофман продолжает восхищаться "неописуемо глубокой, великолепной симфонией До минор": "Как неудержимо влечет слушателя это дивное творение все выше и выше по лестнице звуков в духовное царство бесконечного! Ничего не может быть проще основной мысли первого Allegro, состоящего только из двух тактов, причем в ее начальном унисоне не определяется даже тональность. Характер тревожного, беспокойного томления, которым отличается это предложение, лучше разъясняется мелодичной побочной темой. Грудь, стесненная и встревоженная предчувствием чего-то огромного, грозящего гибелью, как бы силится вздохнуть в резких звуках, но вскоре, сияя, выступает приветливый образ и озаряет глубокую, полную ужаса ночь...
...Иному все это может показаться только гениальной рапсодией, но душа всякого вдумчивого слушателя, конечно, будет глубоко захвачена именно этим невыразимым и полным предчувствий томлением и до самого заключительного аккорда - даже несколько мгновений после него - не в силах будет покинуть чудное царство духов, где ее окружали скорбь и радость, облеченные в звуки." (перевод П.Морозова)

 

На первом издании Пятой симфонии (апрель 1809 года) присутствует посвящение двум тогдашним покровителям Бетховена - князю фон Лобковицу и графу Разумовскому:

 

См. также:

 
  • 1. Бауэр-Лехнер Н. Воспоминания о Густаве Малере. В кн.: Густав Малер. Письма, воспоминания. М. 1964
  • 2. Весной 1814 в Бамберге вышла первая книга "Фантазий в манере Калло". Наряду с новеллами "Кавалер Глюк" и "Дон Жуан" она содержала шесть небольших очерков-новелл под общим названием "Крейслериана":
    1. Музыкальные страдания капельмейстера Иоганнеса Крейслера
    2. Ombra adorata
    3. Мысли о высоком значении музыки
    4. Инструментальная музыка Бетховена
    5. Крайне бессвязные мысли
    6. Совершенный машинист

    Через год, в четвертой книге "Фантазий" была напечатана вторая серия "Крейслерианы", содержащая еще семь очерков.