Поздние произведения

В этот непростой период жизни Бетховен углубился в изучение классической европейской музыки, включая наследие И.С. Баха и Генделя, - полные собрания их сочинений были впервые опубликованы в те годы. Первой попыткой авторского переосмысления идей великих предшественников стала увертюра «Освящение дома»; это сочинение принято считать пограничной вехой «позднего» периода в творчестве Бетховена. Тогда же, после длительного перерыва, он вернулся к сочинению для фортепьяно: к этому времени относятся пять фортепьянных сонат и Диабелли-вариации, а также две сонаты для виолончели и фортепьяно, последние струнные квартеты и два произведения крупной формы – «Торжественная месса» (Missa Solemnis) и Девятая симфония.

В начале 1818-го года Бетховен почувствовал себя лучше, и в январе к нему переехал племянник Карл. В то же время, слух композитора начал стремительно ухудшаться, создавая затруднение ведению бесед, и диалоги все чаще облекались в письменную форму. В доме композитора, наконец, воцарился порядок – Наннет Штрайхер, прислуживавшая Бетховену во время болезни, взяла на себя не только работу по дому, но и приготовление обедов. В течение этого года он сочинил фортепьянную сонату №29 «Hammerklavier», ряд набросков для двух симфоний, которые вошли в окончательную партитуру Девятой симфонии, а также подготовил сборник песен. В 1819-м году, обремененный судебными тяжбами по поводу опекунства, он начинает работу над «Диабелли-вариациями» и «Торжественной мессой».

Следующие несколько лет прошли под знаком этого масштабного произведения, однако, параллельно Бетховен сочинял сонаты и багатели, чтобы удовлетворить запросы издателей и обеспечить себе постоянный доход. В 1821-м году он надолго отложил работу из-за усилившейся болезни, и завершил Мессу лишь в 1823-м, с опозданием на три года. См также. В это же время Бетховен начал переговоры относительно издания полного собрания своих сочинений, однако эта идея так и не была реализована вплоть до 70-х годов двадцатого века. Брат композитора, Иоганн, взял на себя функции его агента и занялся сбором и подготовкой к печати всех ранее не опубликованных работ мастера, а также предложил нескольким издателям тендер на право публикации Мессы, чтобы получить за нее максимальную цену.

Две выгодных сделки в 1822-м году существенно поправили финансовое положение композитора. Филармоническое Общество Лондона заказало Бетховену написание симфонии, а русский князь Николай Голицын обратился к мастеру с предложением написать три струнных квартета. См. переписку Первый контракт придал ему сил закончить Девятую симфонию, и ее первое исполнение состоялось 7 мая 1824-го года, вместе с «Торжественной мессой». Представление прошло с большим успехом: рецензия авторитетнейшей лейпцигской газеты Allgemeine musikalische Zeitung гласила: «неутомимый музыкальный гений представил свету новый мир», а Карл Черни заявил, что новое произведение «исполнено живым и юным духом, настолько мощным, новаторским и прекрасным, насколько этого можно ожидать от музыкального гения Бетховена, пусть даже некоторые фрагменты и вызывают неодобрительные пересуды консерваторов». В отличие от ранних концертов, это представление не принесло Бетховену существенной прибыли, поскольку издержки на постановку существенно возросли. Второе представление, данное 24-го мая, также не оправдало финансовых ожиданий: распорядитель концерта обещал Бетховену взять минимальную комиссию, однако зал не был наполнен. По замечанию Карла, племянника композитора, главной причиной было то, что многие представители знатного сословия уже удалились в свои летние резиденции. Это было последнее публичное выступление Бетховена.

Закончив симфонию, Бетховен приступил к работе над струнными квартетами для князя Голицына. Эти произведения, известные также как «Поздние Квартеты» оказались очень трудны для восприятия современниками. Один из показательных откликов: «Мы понимаем, что в них что-то есть, но мы не можем понять – что именно». Композитор Луис Шпор назвал эти сочинения «ужасной, неразборчивой абракадаброй». Однако со временем оценки критиков кардинально поменялись, а формы и идеи, воплощенные в квартетах, позже вдохновили на собственные изыскания таких композиторов, как Рихард Вагнер и Бела Барток. Любимым детищем самого мастера стал Четырнадцатый квартет ор. 131 до-диез минор, который он называл одним из своих самых совершенных произведений малой формы. Примечательно, что услышать Четырнадцатый квартет было последней предсмертной просьбой Шуберта; воля композитора была исполнена за пять дней до его смерти.

Тем временем самочувствие Бетховена продолжало ухудшаться, и в апреле 1825-го года в течение месяца он не вставал с постели. Болезнь и медленный процесс восстановления сил нашли отражение в настроении Пятнадцатого квартета, который сам композитор называл «благодарственной молитвой всевышнему за излечение». После Пятнадцатого он завершил сочинение Тринадцатого, Четырнадцатого и Шестнадцатого квартета. Последним этапом работы стало создание нового финала для Тринадцатого квартета, оригинальный же финал, слишком большой и сложный, получил статус отдельного произведения и превратился в «Большую фугу» (Große Fuge). Вскоре после этого, в декабре 1826-го года здоровье композитора ухудшилось настолько, что приступы рвоты и диареи стали представлять серьезную угрозу его жизни. Читать дальше →